Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

путь

О советском качестве

Оригинал взят у kolybanov в ( Экономика и мы) РУБИЩА РЫНКА ....(ВТО добъёт и то, что ещё есть)


Здание торгово-развлекательного центра (бывшая крупнейшая в Европе швейная фабрика МИР)

БРИЛЛИАНТОВАЯ РУКА Андрей Миронов упакован именно в советскую одежду да и играет он именно манекенщика из ДОМА МОДЕЛЕЙ

РУБИЩА РЫНКА

РУБИЩА РЫНКАОдин из самых компетентных авторов по данному вопросу, М. В. Чигиринова писала в журнале «Торговля» так: «Демонтаж советской системы управления качеством, утрата большого количества наработок в этой области привели к необходимости нового подхода к контролю над качеством продукции… Отличие опыта работы фирм в современных условиях от доперестроечного в том, что нет централизации в системе управления качеством и обмена опытом между предприятиями». Поговорив с матерью-диетологом о пище, я решил так же поговорить и с женой-технологом швейного производства, тем более, что читателю очень понравился стиль доверительной беседы родственников

Collapse )

-Знаешь – сказала мне супруга, Виктория Леонидовна Филиппова, мать двух моих детей и технолог швейного производства на ныне уже закрытой швейной фабрике «Мир» в Уфе – Был у нас такой случай. Приехали англичане, коллеги, поучать нас, как нужно работать. Привезли образцовый английский костюм. Тут и взяла нас страсть Левши: буквально за ночь мы сшили точную копию английского образца, а потом вывесили их оба. И попросили гостей найти, который из двух – привезен ими, а который с «Мира». Долго ходили англичане вокруг костюмов – и по сложным замерам качества, известным только профессионалам, выбрали тот, который считали своим, образцовым. Мы отпороли подклад – а там наша бирка: швейная фирма «Мир»…

-Бирка той фирмы, которая славилась в СССР, и которой больше нет? – уточняю я риторически. Потому что фирма «Мир» превратилась в торгово-развлекательный центр. Уникальное оборудование вывезли на металлолом. Просто в помойку полетели лекала и наработки, чертежи, собиравшиеся советскими швейницами десятилетиями…

-Советскую швейную продукцию отличали очень жесткие стандарты ГОСТА и высочайшее качество. – говорит мне жена. – Нас учили работать так, что если одна строчка будет не так пущена – бракуется вся партия товара. У советской одежды были стандарты прочности, истираемости, разрывности, у неё были гарантии многолетней исправности. Эти стандарты и гарантии были одними из самых высоких в мире. Я ещё училась по этим стандартам, и работала с теми, кто это умел делать.

-Может обыватель сам оценить качество одежды? – спрашиваю я у супруги.

-Конечно же, нет

Collapse )

-Значит, повезло мне, что именно ты выбираешь мне всю одежду? На работе мне всегда делают комплименты – как я стильно одет, а особенно коллег поражает, как дешево обходится мне моя одежда…

-Я стараюсь, Саша, но после закрытия советских швейных фабрик выбирать стало особенно не из чего. Ещё Пелевин писал – довольно, кстати, неожиданно компетентно для мужчины – что все лейблы на все джинсы в нашей торговле лепят одни и те же слепые таиландские старухи. А почему слепые? Чтобы они не делали предпочтения брендам – лейблы и шитьё находят друг друга вслепую…

-Я думал, это пелевинская гипербола…

-Отчасти да, но вообще-то россиянские бутиковые вещи вытащены все из тех же тюков конфиската, что и барахло на китайских рынках. Людей просто обманывают внешним видом и брендами. Но мы-то, профессионалы, видим, что и дорогие магазины, и дешевые лотки, говоря современным языком, толкают одно и то же фуфло. Только в «дорогушниках» это делают более ярко и профессионально, чем на вещевых рынках. Эта одежда, которую нам доставляют рыночные отношения – очень яркая, внешне броская – но она калечит людей. Грубо нарушены стандарты проницаемости ткани холодом, влагой. Человек думает, что в плаще, а на самом деле тряпка промокает, как простыня, и человек простужается. Человек думает, что в пальто, а на самом деле он в тощем плаще, и мерзнет очень сильно.

-Советская вещь могла быть носима десятилетиями и сохраняла товарный вид…

-Совершенно верно, наш старый ГОСТ предполагал, что человек должен получить пальто, которое может служить не менее 15 лет, костюм, который должен служить не менее 10 лет, обувь, которой закладывался минимум в 7 лет службы.  Это не миф советской пропаганды, это реальность, которую доказали наши бедняки, донашивая советские вещи вот уже более 20 лет. А им все сносу нет! Любая швейная поделка рынка за такой срок превратилась бы в пыль!

-Но некоторым нравится современная одежда…

-Понимаешь, для обывателя достаточно проверить ткани на наличие явных пороков: заплетения узелков, покрашения, маслянистых и иных пятен. Вроде как если ткань не грязна и не прорвана – вещь качественная. Это в корне неверно. На деле необходимо выявить, как будет вести себя одежда в эксплуатации: не возникнет ли пиллинга, не произойдет ли изжевывающего смятия, устойчивы ли краски к стирке и т.п.

В постсоветской реальности мы сталкиваемся с немыслимыми в советский период явлениями: ткань с прекрасными внешними свойствами теряет товарный вид даже не после первой стирки, а после весьма непродолжительного срока носки. От дамской сумки – остается след, от малейших зацепок – ворс!

Зачастую рыночная продукция легпрома изготовлена по неверным кустарным лекалам, отличается низким качеством пошива и извращенным вкусом дизайнеров, да к тому же и сопровождается низким качеством тканей. Лишь бы продать – а там пусть одежда или обувь хоть на вас развалятся!

-А нет ли тут ещё и чисто рыночного умысла? Если вещам сносу не будет – кто новые купит? А так – каждые полгода человек приходит за ботинками, рынок живет,  товар отгружается…

- Есть, конечно, и это. Но самое главное – соревнование по цене. Советская швейная продукция делалась белыми работницами с правами, достоинством и требованиями современной женщины. Поэтому она – волей-неволей была дорогостоящей. Шикарной, неизносимой, но дорогостоящей. Это была во всех смыслах одежда ЗДОРОВОГО ОБЩЕСТВА, того, которое может и хочет себе позволить НАСТОЯЩУЮ ОДЕЖДУ, а не имитирующий одежду симулякр.

А что сегодня? Столкнувшись с дикой китайской и турецкой конкуренцией, построенной на рабском труде бесправных женщин, российский швейник вынужден закупать ткани заведомо низкого качества для удержания низкого уровня цены. Порой он попросту не обладает достаточными средствами для закупки качественных натуральных тканей. Опустить нашим швеям зарплату до уровня китайских или вьетнамских – заведомо немыслимо, мы не можем выдержать конкуренции по цене труда с Азией ни при каких условиях. Поэтому все наши швейные предприятия – даже в счастливой Беларуси – все же в итоге вылетают в трубу!

-Но послушай, Вика, это же невозможно! Мало ли в мире нищих, а открытая экономика делает их нищету конкурентным преимуществом! Нам, чтобы конкурировать с ними, нужно научиться жить, как они – с зарплатами рисом, без отпусков, квартир, больничных, пенсий… Да просто, элементарно, мы не хотим такой жизни! Недавно показывали азиатов, работающих в пленочных парниках: выращивают дешевые помидоры. Почему дешевые? Потому что экономия на всем: люди вповалку спят там же, где работают, спят в том, в чем работали, не моются и не переодеваются, рабочий день – по 14 часов, кушают рис без мяса… Не слишком ли дорого встанут нам в итоге дешевые помидорчики – если попытаемся с этими бедолагами конкурировать по цене?!

-Господи, Саша, да я уже не знаю, как говорить, кому, какими словами – рыночные свободы ведь всех погубят, просто кого-то раньше, а кого-то позже… Люди все равно не понимают! В России угробили швейную отрасль, выморили текстильную отрасль – все, как остолопы, погнались за дешевизной китайского и турецкого товара. А то, что штаны, извините меня, к интимным местам прилегают близко, и неверно подобранная химия красителей, синтетики может просто убить – об этом никто не думает. В сфере одежды – показуха, только показуха, и ничего кроме показухи! Снаружи понты, под ними – лихорадочное, безобразное удешевление всех материалов и операций. Плюют на потребителя, на его интересы и здоровье – лишь бы удешевить! Это же бои без правил, потому что государство самоустранилось. Частник же как думает: вот у конкурента дешевый краситель. Значит, у меня должен быть ещё дешевле! И плевать, что НИИ гигиены его не рекомендует – главное, день простоять и ночь продержаться… Вот у конкурента дешевая ткань. А у меня должна быть ещё дешевле! И плевать, что она через месяц после продаж поползет! Главное – сейчас не обанкротится, выдержать удар конкуренции по ценам!

-Видимо, деградирует и уровень профессионализма, компетентности в этой среде?

-Катастрофически! Мое поколение (супруга 1977 года рождения) ещё шло на наш факультет по зову души. Мы любили и хотели заниматься одеждой. Но все изменилось. Отрасль в руинах, у швейных машинок оказываются не профессионалы, а конченые неудачницы, которые просто больше ни в чем себя найти не смогли. И вот представь, муж, сидит такая нищая алкоголичка, кладет на машинки строчки вкривь и вкось, да ещё  и проклинает будущего обладателя этой одежды. Самыми злобными проклятиями клянет того, кто ей такую проклятую жизнь создал…

-Б-р-р! Прямо вспоминается из учебников истории – «Из глаз замутненных не капают слезы, Скрежещут зубы в оскале угрозы. Германия, саван тебе мы ткем! Вовеки проклятье тройное на нем»…  

-Это кто написал? Из нынешних?

-Нет, это Генрих Гейне, про силезских ткачей XIX века. Видать, недалеко мы с тех пор ушли… Или вернулись…

-Да, звучит очень современно. Я в последние годы на фабрике руководила такими швеями. Навеки упеченные в разваливающееся общежитие, без собственного жилья, с ничтожной зарплатой, без перспектив, нагулявшие детей неизвестно от кого… Мне было страшно среди них.   Что с ними стало теперь – я не знаю. И что стало бы со мной, технологом более не существующей профессии без тебя – тоже не знаю…

-Ах, дорогая моя, все там будем, журналистика – тоже вымирающее ремесло… Никому не уйти от рынка: только первых он достанет сразу, а других – потом… Можно ли говорить о дефиците КАЧЕСТВЕННОЙ И ДОСТУПНОЙ ПО ЦЕНЕ ОДЕЖДЫ?

-Безусловно, дефицит остался, только он принял скрытые формы. При кажущемся обилии товаров швейной продукции на рынке существует незаполненная ниша: достаточно добротной, безопасной химически и анатомически, качественной одежды по средним ценам. Речь идет о продукции тому подавляющему большинству людей с невысокими доходами, которые, если подумать, и есть Россия, а не исключение из неё.

В связи с особенностями своих занятий многие люди нуждаются в приличной деловой одежде. Люди среднего и старшего поколения воспитаны на качественной одежде отечественного производства. Но они могут рассказывать о ней только заветные истории. Была, мол, такая страна, в которой штаны по 10 лет не протирались, а пальто по 20 лет не ветшало…

-Страна, из которой мы родом. Страна, которую мы потеряли. Страна, без которой нам сейчас плохо, а будет ещё хуже. Как, думаю, и всему человечеству – которое с нашим крахом просто потеряло всякую перспективу на будущее и замкнулось в кокон…

Автор: Александр Леонидов

Рубрика: Перспективы, опубликовано 29 ноября 2012 года в 15:39

путь

Кондитерские рецепты «Красного октября» времен «голодомора»

Если в кондитерском цехе нет пшеничной муки, яиц или фруктов, то не все потеряно, - утвержает мастер-кондитер Даниленко. Кстати, хохол. Разве таких хохлов заголодоморишь?Collapse )
путь

На что способен кулак?

Наверняка найдется много сочувствующих поступку Химейера. Однако, и в основе его поступка - то же самое чувство собственника, которое не позволило в Гренби решить простейшую в условиях позднего социализма проблему к обоюдному согласию. При социализме подобное невозможно, и человечество так или иначе от капиталистического варварства вернется к цивилизационному социалистическому выбору.

Но выложил я этот материал, чтобы в очередной раз показать, на что был способен русский кулак, когда государство примерно по этой же схеме лишило его своей привычной ниши. Многих кулаков тогда заклинило на синдроме вредительства и разрушения любой ценой.

Marvin Heemeyer (28 октября 1951 — 4 июня 2004) — американский сварщик, владелец мастерской по ремонту глушителей в Грэнби, штат Колорадо. Его маленькая мастерская тесно примыкала к цементному заводу Mountain Park. К недовольству Химейера и других соседей завода, Mountain Park решил расширяться, вынуждая их продавать свои земельные участки.
Рано или поздно сдались все соседи завода, но не Химейер.

Его землю фабриканты так и не смогли приобрести, хотя пытались сделать это всеми правдами и неправдами. Доведённый до отчаяния, Марвин построил бронированный бульдозер и начал действовать.
4 июня 2004 года.
Для начала он проехал через территорию завода, тщательно снеся здание заводоуправления, производственные цеха и вообще все до последнего сарая. Потом двинулся по городку. Снял фасады с домов членов городского совета. Снес здание банка, который пытался нажимать на него через досрочный возврат ипотечного кредита. Разрушил здания газовой компании “Иксел энерджи”, отказавшейся после штрафа заправлять его кухонные газовые баллоны, здание мэрии, офиса городского совета, пожарной охраны, товарного склада, несколько жилых зданий, принадлежавших мэру города. До кучи срыл редакцию местной газеты и публичную библиотеку, Короче говоря, снес все, что имело хоть какое-то отношение к местным властям, включая их частные дома. Причем проявил хорошую осведомленность о том, кому что принадлежит.
До кучи Марвин решил срыть мелкооптовый магазин "Гэмблс". По-моему, там больше уже просто нечего было сносить, оставалась еще станция по заправке сжиженного газа, но ее взрыв разнес бы половину городка не разбирая, где дом мэра, а где - мусорщика.
Бульдозер стал, проутюживая руины универмага “Гэмблс”. Во внезапно наставшей мертвенной тишине яростно свистел вырывающийся из пробитого радиатора пар, его завалило обломками крыши, он застрял и заглох.
Сначала полицейские долго боялись приближаться к бульдозеру Химейера, а потом долго проделывали дыру в броне, пытаясь достать сварщика из его гусеничной крепости (три пластиковых заряда нужного эффекта не дали). Опасались последней ловушки, которую мог устроить для них Марвин. Когда броню наконец пробили автогеном, он был уже полсуток как мертв. Последний патрон Марвин оставил для себя. Живым даваться в лапы своих врагов он не собирался.






Спасибо.
путь

Учитывать типичные культурные потребности предков.

«Примерно 80 год, г. Баку -делаем ремонт в ванной..Делал правда родственник(мой дядька) Помещенние выложенно кафелем от пола до потолка в два цвета, диагональ, затирка швов цветным цементом,трап,все коммуникации заштробленны в стены...То есть на уровне современных ремонтов....
Уровень семьи?!
-5 человек -1 школьник(я); 1)пенсионер(не союзного значения ;)-простой тракторист); 1Неработаюший (моя бабка); 1)служащий (канцелярия на заводе) 2школьных учителя......

Волею судеб оказываемся в 89 году в райцентре Смоленской области.... Все в принципе в магазинах было.... но воды в 80% процентов населения не было,Удобств не было у 95% населения....Да и в самом Смоленске убитая ванная комната в которой ничего не делали с момента постройки в порядке вещей была....а главное не было желания что либо делать для себя любимого-сплошная иждивенческая позиция-государство мне должно.... или тупо-"а,зачем? я и в ведре с колонки принесу".... Причем "а,зачем? я и в ведре с колонки принесу" до сих пор очень популярный ответ....Хотя должен признать народ все таки потихоньку стал тянутся к удобствам..

Так может ответ не в наличии отсутствии материалов, а в отсутствии желания что-то делать....»

Мой читатель принципиальный вопрос затронул — о развитии культурных потребностей. Далеко не всегда то, что кажется необходимым сегодня, являлось насущной потребностью вчера. Мне рассказывали ветераны одного завода: когда завод начал строить дома работникам, то первые квартиры пустили на коммуналки и холостые рабочие (вчерашние крестьяне) в первую очередь разбирали маленькие комнаты, т.к. в больших надо больше убираться.

На эту тему заметка 1939 года.Collapse )
путь

1928-1932 гг.:На крестьянские деньги не виллы и не ананасы — трактора и заводы сельхозмашин.

Возникла тема тракторов в 1932/33 г. в связи с вопросом, куда советское правительство потратило валюту, вырученную за продажу зерна, взятого в деревне в 1928 -1932 гг.

Выкладываю необходимый статистический материал.

Источник: Социалистическое сельское хозяйство СССР. Статистический сборник. - М.-Л.: Госпланиздат, 1939.


Коротко:

1.На крестьянские денежки в 1930-1933 гг. пустили 7 крупнейших заводов по выпуску сельскохозяйственных машин, оборудованных на тот момент по последнему слову техники. Подобных заводов не построила крестьянству ни одного буржуазная Россия, ни до Октябрьской революции, ни после буржуазной реставрации 1991-1993 гг.

2.Собственными силами на конец 1932 г. было произведено 97 тысяч тракторов, почти все — в 1930-1932 гг.

3.За валюту кроме того было закуплено только в 1928-1932 гг. - 59,6 тысяч тракторов.

4.На конец 1932 г. в сельском хозяйстве страны работало 148,5 тыс. тракторов и 14,5 тыс. комбайнов.

Понятно, что деревне достались не только трактора, но и эти масштабные вложения в деревню умному человеку скажут все.

А сброшенное с деревенского пъедестала кулачье из-подтишка организацией голода пыталось расстроить эти перспективные отношения между крестьянством и государством.Collapse )
путь

Был ли шанс на индустриализацию по-сталински у царской России?

Попадаются иногда неотягощенные мозговыми извилинами французскобулочники, которые верят, что царская Россия сумела бы осуществить индустриализацию гораздо лучше Сталина. И аргумент у них неубиваемый под стать - БЫ. Сегодняшняя деиндустриализация их не смущает - ведь капитализм у нас неправильный, а вот при батюшке-то царе... Заметка моего френда - об этом.


Оригинал взят у burckina_faso в Питание в России, которую мы потеряли
Нарыл статью Нефедова С. А. "О ПРИЧИНАХ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ" с большим количеством фактических статданных о предреволюционной ситуации в России начала ХХ века.

О голодовках. Хорошо известно о жертвах голода 1892 года и как-бы считается, что более Россия  в минуса не впадала. Ан нет, оказывается голод 1905-05 года тоже оказался отрицательным в демографическом балансе:

На протяжении полувекового периода в России было два промежутка концентрации неурожайных лет, именно 1889-1892 гг. и 1905-1908 гг.  В эти годы среднее потребление падало ниже минимальной нормы и недоедала уже не половина, а большая часть населения. Это был по-просту голод, голод 1892 года унес, по разным подсчетам, от 400 до 700 тыс. жертв (
Robbins 1975:171), а голод 1905-1906 годов, судя по превышению реальной смертности над естественной, - около 350 тыс. (подсчитано по: Новосельский 1923: 117). Именно этот голод превратил тлеющую революцию 1905 года в крестьянскую войну (см.: Нефедов, 2005: 348-352).

Также хорошо известно, что основной статьей дохода того периода составлял хлебный экспорт. Это как нефть сейчас. Так что же мы видим?

Возьмем для примера данные за 1907 г. В этом году было вывезено хлеба на 431 млн. руб.; взамен были ввезены высококачественные потребительские товары для высших классов (в основном, для тех же помещиков) на 180 млн. руб. и примерно 140 млн. руб. составили расходы русских  за границей – дело в том, что часть русской аристократии практически постоянно жила за границей. Для сравнения, в том же году было ввезено машин и промышленного оборудования на 40 млн. руб.,  сельскохозяйственной техники  – на 18 млн. руб. (
Ежегодник России… 1910: 191-193; Покровский 1947: 383). Таким образом, помещики продавали свой хлеб за границу, покупали на эти деньги заграничные потребительские товары и даже жили частью за границей. На нужды индустриализации шла лишь очень небольшая часть доходов, полученных от хлебного экспорта.

Это неподражаемо. Только 10% доходов от хлебного экспорта шло на нужды промышленности, на модернизацию. Остальное шло на потребление. Очень напоминает нынешнюю ситуацию. Не находите?

путь

«Новые русские» и коммунисты Сталина — зачем им нужен Запад?

В 1936 г. Сталин вызывает к себе наркома пищевой промышленности Анастаса Микояна и говорит:

- В отпуск собрался? "А почему бы тебе не поехать в Америку вместо Крыма? 
Заодно это будет неплохим отдыхом, но главное - надо изучить опыт США в 
области пищевой промышленности. Лучшее из того, что ты там увидишь, потом 
перенести к нам, в Советский Союз!" 

О своей поездке в 1936 г. А.Микоян вспоминал:

За два месяца пребывания в США я побывал во многих городах, покрыв в поездах и автомашинах более чем 12 тыс. миль. Среди осмотренных мною предприятий пищевой индустрии были: холодильники по хранению рыбы и мяса; фабрики мороженого; завод чешуйчатого льда; завод по замораживанию уток; заводы по производству мясных и рыбных консервов; хлебопекарный завод; завод по производству сухарей и бисквитов; заводы по производству сухого молока и майонезов; завод по производству хлопьев и взорванных зерен; комбинат по производству шоколада и конфет и упаковке кофе, чая, какао; свеклосахарный завод; заводы по производству яблочных и апельсиновых соков и томатных продуктов; заводы замороженных и консервированных фруктов; завод по производству шампанского; заводы пивоварения и безалкогольных напитков; ряд птицеферм и птицебоен и чикагские скотобойни.
Из смежных отраслей, обеспечивавших пищевую промышленность, мы повидали завод жестяной тары для консервов, завод по производству металлических крышек, завод пластмассовых изделий для тары, фабрику гофрированного картона, стекольный завод, завод по производству упаковочных машин и завод эмалированных емкостей и посуды.
Ознакомился я с деятельностью и нью-йоркских кафетериев, и знаменитого универмага "Мэйсис", и магазинов розничной продажи гастрономических товаров.
Помимо уплотненной программы, связанной с осмотром всех этих предприятий, я получил возможность посетить завод Форда в Детройте, где имел беседу с основателем завода Генри Фордом. Кроме того, я посетил самый крупный в мире металлургический завод фирмы "Гэри", самую большую электростанцию "Боулдердам" (ныне "Рузвельтдам"), авиационный завод в Лос-Анджелесе, а также одно из крупнейших предприятий компании "Дженерал-электрик"; имел беседу в научно-исследовательском институте "Меллон институт", где нас заинтересовало изготовление изоляционных материалов и производство продуктов детского питания; повидал сельскохозяйственную выставку в Кливленде, выставку по сельскому хозяйству и цветоводству в Чикаго, а также побывал на бирже в Нью-Йорке.
Работать, не считаясь со временем, нам было не привыкать. Все два месяца пребывания в США мы находились в непрерывном движении — от пищевых предприятий к сельскохозяйственным фермам, от заводов пищевого машиностроения — к заводам по таре или укупорочным материалам.
Большое впечатление произвела на нас отличная организация управления предприятиями, четкая слаженность производственных операций, а также минимальное количество работающих, и в первую очередь — служащих и администраторов. Штат управляющих и конторского персонала по своей численности был раза в три меньше, чем на подобных же предприятиях у нас. Как было досадно осознавать, что в СССР допускаются такие большие излишества в штатах по управлению производством!
Изучение опыта мясной индустрии показало, что оборудование и технологический процесс на наших, советских мясокомбинатах, построенных по новейшим американским проектам, в основном не уступают действующим американским комбинатам, хотя они уже имели и некоторые новейшие достижения. Таким новшеством, например, для нас было создание филиалов мясокомбинатов вблизи городов, в которых производилась фасовка-разделка мяса и выпуск вареных колбас. У нас такая специализация получила распространение только после войны.
Привлекло наше внимание массовое машинное производство стандартных котлет, которые в горячем виде продавались вместе с булочкой — так называемые "хамбургеры" — прямо на улице в специальных киосках. Я заказал образцы машин, производящих такие котлеты, а также уличных жаровен. В 1937 г. мы перенесли этот опыт в некоторые наши крупные города — Москву, Ленинград, Баку, Харьков и Киев, обязав местную хлебопекарную промышленность наладить производство специальных булочек, а предприятия мясной промышленности — освоить массовое производство котлет по единому стандарту и развозку их в торговую сеть в охлажденном виде. Были построены и специальные киоски для уличной продажи котлет, по закупленным образцам освоено производство электрических и газовых жаровен. Продажа горячих котлет была встречена у нас очень хорошо потребителями, и торговля пошла бойко. Лишь война помешала прочно и широко привить это начинание в нашей стране.
Надо сказать, что в те времена в нашей стране промышленным хлебопечением обеспечивалось менее 40% городского населения. Крестьянство, составлявшее тогда большинство населения нашей страны, обеспечивало себя хлебом самостоятельно, за счет домашней выпечки. Поэтому перевод советского потребителя на фабричный хлеб равносилен революции в этой области быта.
В США в те времена на хороших заводах все было механизировано: к хлебу не прикасалась рука человека. Все это упиралось в технику, и мы считали, что незачем, так сказать, заново "изобретать велосипед", коль он уже изобретен другими. Поэтому многое было взято нами у американцев. Так, например, мы привезли из Америки механизированный способ изготовления булочек, которые до того изготовлялись вручную и назывались "французскими". Новый тип булок мы назвали "городскими". Они выпускаются по сей день.
Особо следует упомянуть о производстве овощных и фруктовых соков, с которым я детально познакомился. В США уже тогда было широко развито производство и потребление апельсинового, томатного и других соков. Из-за отсутствия у нас апельсинов мы впоследствии остановили свой выбор на томатном соке, построив соответствующие заводы по переработке помидоров. Я мечтал о производстве такого количества томатного сока, чтобы он стал подлинно народным продуктом потребления, что в наших условиях было вполне реально.
Довольно подробно я ознакомился также с предприятиями молочной промышленности штата Висконсин. Мы посетили ферму с механизированной дойкой коров (чего в СССР тогда еще не было), опытные заводы и экспериментальные лаборатории. Все это помогло нам потом в разработке проектов и строительстве в стране заводов по изготовлению сгущенного и сухого молока.
Большой интерес нашей группы вызвало и производство безалкогольных напитков. Мы тогда и сами выпускали довольно большое количество фруктовых вод, но гарантировать их равноценное качество на всех предприятиях еще не могли. В Америке стандартное качество массовой выработки фруктовых вод обеспечивалось самой организацией производства, а именно — выработкой на нескольких заводах нужных экстрактов. Эти экстракты затем развозятся по стране. Состав экстракта у каждой фирмы одинаков и, как правило, очень высокого качества. Мы изучили процесс производства кока-колы, но при ограниченности в средствах мы тогда не в состоянии были наладить у себя подобное дело. Впоследствии развернули производство стандартного высококачественного лимонада и русского кваса.
Знакомясь с состоянием пивоварения, мы еще раз наглядно увидели, что если здесь чему и надо подражать, так это неукоснительному соблюдению стандартов и строгому технологическому режиму.
Много интересного мы узнали и в области холодильного хозяйства. Большую помощь в этом мне оказал Бургман, проявивший себя действительно знающим, высококвалифицированным инженером, к тому же добросовестно выполнявшим фактически обязанности моего помощника и переводчика во время многочисленных переговоров с американцами. С точки зрения эксплуатации отличительной особенностью американских холодильников по сравнению с нашими являлось использование более низких температур для замораживания продуктов, а также обеспечение меньших потерь при их хранении.
Поразило меня и другое. У нас, когда строится какой-нибудь объект, строительная площадка обносится огромным забором, сооружаются отдельные помещения для компрессорной, насосной, для конторы и гаража — всего до 12 подсобных зданий, да еще по требованию пожарной охраны, между ними сохраняются значительные интервалы. Всего этого у американцев не было — есть лишь железобетонное здание холодильника без наружной штукатурки. Железнодорожные пути ведут прямо в здание; все погрузочно-разгрузочные работы происходят там же.
Мы внимательно приглядывались ко всем техническим новшествам американцев и по возвращении домой приступили к внедрению многих из них на наших холодильниках. Но и тут (как и по другим отраслям!) война не дала нам возможности реализовать все намеченное.
Тем не менее после возвращения из США с учетом американского опыта у нас был разработан проект крупного холодильника № 6 в Ленинграде, а потом построен самый крупный по тем временам — в Москве. Все это хозяйство уже размещалось только в двух зданиях вместо 10-12, как это предусматривалось прежними проектами. К оформлению нового проекта был привлечен видный архитектор Жолтовский. Ни в чем не уступая американским, наш холодильник, построенный без архитектурных "излишеств", внешне оформлен даже лучше, чем те, что я видел в США.
Большую пользу принесло нам знакомство с производством мороженого. У нас со стародавних времен повелось изготовление мороженого кустарным, ручным способом. Задача состояла в том, чтобы развить машинное производство и сделать мороженое дешевым и доступным. Спрос на него у нас повсеместный, его с удовольствием едят теперь дома и на улице, в кино и театрах, летом и зимой. В результате мы привезли из США всю технологию промышленного производства мороженого. Вскоре при Московском холодильнике № 8 было завершено строительство первой фабрики мороженого, оборудование для которой было решено закупить в США. И действительно, на закупленном в США оборудовании наша фабрика начиная с 1938 г. стала выпускать мороженого более чем вдвое против ранее запланированного.
Проблема холодильного хозяйства отнюдь не ограничилась потребностями предприятий пищевой промышленности. В те времена в нашей стране не существовало производства бытовых холодильников, предназначенных для домашнего пользования. Находясь в Америке, я с удивлением увидел на заводе "Дженерал Электрик Компани" специальный цех по производству домашних холодильников. Этот цех ежегодно выпускал в продажу свыше 100 тысяч таких холодильников, пользовавшихся огромным успехом у населения.
Вернувшись из США, в беседе со Сталиным я поставил вопрос о том, чтобы приступить и у нас к массовому производству домашних холодильников, причем организовать производство на нескольких наших наиболее крупных машиностроительных заводах (что впоследствии и было сделано). Однако тогда Сталин не согласился со мной, ссылаясь на то, что на значительной территории страны зима длинная и поэтому особой надобности в холодильниках нет, а в летние месяцы наше население привыкло держать продукты в ледниках и погребах, и к тому же наши заводы тяжелого машиностроения очень загружены, в том числе оборонными заказами. Последний аргумент был, конечно, решающим. Так этот вопрос и не получил тогда своего разрешения.
После войны я вновь вернулся к вопросу о массовом производстве домашних холодильников. Мне удалось уговорить Сталина организовать их производство на Московском автомобильном заводе ЗИС — заводе им.Сталина, на Саратовском авиационном заводе и Муромском заводе Горьковской области. Было решено, что каждый из этих заводов будет на первое время выпускать по 50 тысяч холодильников в год.
Находясь в начале сентября в Детройте, я решил использовать один из дней для знакомства с заводом Форда, на территории которого располагался и музей Эдисона (созданный, кстати, на средства Форда).
Не успели мы закончить осмотр цеха, как вдруг администратору сообщили, что Генри Форд срочно прибыл в конструкторское бюро и желает побеседовать со мной. Прошли через безлюдный зал, уставленный чертежными столами, и оказались в небольшом кабинете, оборудованном очень скромно. Там меня приветствовал симпатичный старик, худощавый, с выразительным лицом. Это и был Генри Форд. Он пожал мне руку и предложил сесть. Потом спросил, какие цели моей поездки в Америку. Я ответил, что хочу изучить достижения Соединенных Штатов в области пищевой промышленности.
Совершенно неожиданно Форд сказал:
- Зря вы изучаете вопросы строительства мясокомбинатов и развития мясной промышленности. Мясо есть вредно. Надо питаться овощами, соей и фруктами. Соя содержит белки и полезнее мяса. Мы в семье мяса не едим, а вместо него употребляем сою в разных видах.
Я ответил, что наш народ привык есть мясо, да и суровый климат этого требует, но ведь и американцы отнюдь не вегетарианцы.
В разговоре он посоветовал также предоставить советским рабочим индивидуальные огороды.
- В свободное время они будут их обрабатывать. Это своеобразный отдых, — сказал он, — а кроме того, урожаи с этих огородов станут для ваших рабочих дополнительным источником питания.
Я заметил, что вполне с ним согласен и что такая практика уже у нас имеется.
Затем Форд заговорил о строительстве автомобильного завода в СССР.
- Я пошел на то, — сказал он, — чтобы оказать техническую помощь вашей стране в строительстве этого завода, но считаю, что вначале все же следует строить шоссейные дороги, а потом уж браться за автомобильные заводы. Вы начали не с начала, а с конца.
- Конечно, — ответил я, — логика в этом есть, но следует помнить о привычках каждого народа. Наш народ, пока не имеет машины, которая станет ломаться от бездорожья, не захочет вкладывать средства в строительство дорог. Но мы высоко ценим ваше сотрудничество с нами и помощь при сооружении современного завода в городе Горьком.
Форд сказал, что сейчас уже отошел от управления заводом, а занимается проектированием автомобилей и фактически возглавляет конструкторское бюро. Сегодня рабочий день уже кончился, но он приехал специально, чтобы встретиться с советским государственным деятелем. Я поблагодарил его за такое внимание.
Когда я вновь побывал в Детройте в 1959 г., другой Генри Форд — внук пригласил меня на обед, на котором присутствовали руководители и других американских автомобильных компаний. Находился там и один из молодых руководителей компании "Форд" Роберт Макнамара, которого Джон Кеннеди назначил в 1961 г. министром обороны США. Как известно, внук Генри Форда решил повторить разумный опыт деда — сотрудничать с нами в строительстве автомобильного завода на Каме, но ему помешало в этом правительство США.
Чуть ли не каждый день я посещал два-три предприятия пищевой промышленности, лаборатории или институты. Посещения эти, как правило, заканчивались краткими, сугубо деловыми беседами с американскими бизнесменами. Я уже говорил, что наша поездка была чисто деловой, хотя до некоторой степени оказалась и политической. Трояновский предложил, например, чтобы я нанес визиты вежливости президенту Рузвельту, государственному секретарю Хэллу и некоторым другим политическим деятелям. За два дня до отъезда на родину, 12 октября, по настоянию Трояновского я отправился в Вашингтон, где посетил тогдашнего государственного секретаря Корделла Хэлла. Президента Рузвельта в это время в Вашингтоне не было. Корделл Хэлл был государственным секретарем с 1933 по 1944 г. Придавая большое значение активному участию нашей страны в международных делах, он неоднократно высказывался за сотрудничество с СССР.
Наша беседа с ним призвана была выполнить некую процедурную роль личного знакомства двух политических деятелей, причастных к выработке политических линий своих стран. Сразу отмечу, что Хэлл — я так и рассказывал по возвращении в Москву — произвел на меня благоприятное впечатление. Мне было приятно с ним встретиться вновь в те дни, когда он приехал в Москву в октябре 1943 г. Это были времена наиболее дружеских отношений между нашими странами.
Трояновский пошел со мной к Хэллу, представил меня. Мы обменялись любезностями. Хэлл стал расспрашивать, как прошло мое путешествие по США, какое у меня впечатление от поездки. Я вкратце рассказал, что видел много интересного и полезного для нас, что многие из достижений США заслуживают того, чтобы перенести их в советскую промышленность; выразил удовлетворение, что мы встретили благожелательное отношение всех, с кем нам приходилось иметь дело, готовность ознакомить с тем, что нас интересовало, чего, признаться, не ожидал.
Видимо, Хэллу понравились мои искренние слова. Вскоре он сам перевел разговор на политические темы. Свои мысли он очень осторожно и умело выражал в форме как бы личных опасений по поводу создавшейся международной обстановки.
Хэлл заявил, что его беспокоит нынешнее международное положение, поскольку в центре Европы одно государство, а на Тихом океане — другое стремятся к экономическому и политическому господству в мире. Если Советский Союз и США, сказал он далее, будут занимать изоляционистские позиции, то это приведет к тому, что стремление указанных государств к мировому господству увенчается успехом и вызовет отрицательные последствия для наших двух стран. "Над этим следует задуматься", — резюмировал он.
Я ответил, что два государства, которые он имеет в виду, действительно готовятся к войне, усиленно форсируя гонку вооружений, причем не скрывают своих агрессивных намерений, но, желая успокоить западные страны, маскируются заявлением, будто в Европе готовится агрессия только против Советского Союза, а на Тихом океане — против Китая и Советского Союза. Многие здесь, видимо, думают, что надвигающаяся угроза не затронет США. Наша страна не закрывает глаза на нависшую военную угрозу со стороны двух агрессивных правительств, но мы вынуждены пока, продолжая борьбу на международной арене против агрессии, рассчитывать только на собственные силы, укреплять нашу армию и увеличивать производство вооружения для нужд обороны на случай войны.
Хэлл спросил меня, имеется ли почва для развития экономических отношений между нашими странами. Конечно, ответил я, и мы проявляем готовность расширить торговлю с США и размещать заказы на американское оборудование, которое нас особенно интересует. Хэлл выразил удовлетворение по поводу того, что руководители Советского Союза приезжают в США для изучения хозяйственного опыта его страны. Я высказал пожелание, чтобы видные официальные лица США тоже побывали в СССР, а мы постарались бы ответить достойно на американское гостеприимство. Хэлл пошутил, что он готов посылать двоих своих взамен одного, приезжающего из Советского Союза.
Мы расстались довольные знакомством и беседой.



Микоян А. Так было.




Ну а зачем нашим «новым русским» Запад, подробно расписывать не нужно. Сначала они в разговорах «без галстуков» начали осторожно интересоваться, - нет, не технологиями современного производства, - а технологиями «золотого тельца». Западные дельцы снисходительно посмеивались:

- Ты, Александер, пойми, - чернь надо доить. А чтобы она, - как это по-рюсски, - не взбрыкаль завязывай со своим КГБ и «железным занавесом», - дай зрелищ, дай порно, дай возможность самым ушлым покупать золотой унитаз, а остальным кальбаса без очереди.

С тех пор «новые русские» предпочитают ездить на Запад лишь за технологиями «золотого тельца»:

как организовать ваучеризацию и залоговые аукционы;
как организовать МММ;
как организовать выборы без выбора;
как наверняка запудрит мозги лохам;
где купить подешевле «ножки Буша»;
как сделать колбасу без мяса и сметану без молока;
кому продать уран или авианосец;
где найти флаг для рыболовецкой флотилии;
как срисовать телешоу «За стеклом»;
согласятся ли продать ВИП-самолет подешевле, если пообещаем придушить саратовский авиационный завод;
уступят ли мне ту виллу на Лазурном берегу, если мы сдадим этого ненормального ливийца....

Конечно, «новые русские» не возражают, если самые ушлые лохи завезут сами завезут технологии пластиковых окон и производства мебели из опилок, - все равно те отстегнут свою долю...
путь

В какой степени для индустриализации использовались средства деревни?

На этот вопрос многочисленными расчетами пытается найти ответ А.А.Барсов. Выводы сегодня окажутся для юзеров очень неожиданными.


Источник: Барсов А.А.Сельское хозяйство и источники социалистического накопления в годы первой пятилетки (1928-1932)//История СССР, 1968. №3. С.64-82.Collapse )
путь

Доклад Микояна 16.01.1936 г., часть I.

 По желанию читателей публикую целиком отчетный доклад народного комиссара пищевой промышленности СССР А.И.Микояна на объединенном заседании Союзного Совета и Совета Национальностей II сессии ЦИК СССР VII созыва 16 января 1936 г. Collapse )