Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

путь

«Жить стало лучше...»

Принято считать, что выдающиеся достижения сталинской эпохи были сделаны за счет затягивания поясов, экономии за счет уровня жизни, даже его снижения и т. п. По этому вопросу мне приходится спорить даже с убежденными сталинистами. Они уверены, что сталинское поколение сознательно ради детей и внуков отказалось от мирских радостей жизни.

Это категорически не так: считалось, что граждане должны чувствовать улучшение жизни каждодневно и ради этого предпринимались специальные и сознательные усилия власти.

Рабочий завода-новостройки или города-новостройки, обитая в бараке, получал в свое распоряжение клуб и библиотеку, детский садик и путевку в профилакторий или санаторий. Придумали даже ночные санатории: днем работаешь, а ночуешь не в общаге, а в санатории со специальным питанием и лечебно-профилактическими процедурами.

Трактористы, выезжая в поле, наблюдали вдруг представителя райкома партии, лично организующего им полевой стан с занавесками, индивидуальной посудой, гитарами и даже лимонами к чаю.

Небольшой сталинский поселок, в котором я вырос, состоял из неказистых с современной точки зрения двухэтажек, а начинался с маленького парка. Парка и клуба, бани и футбольного поля, школы и больничного городка, школьного фруктового сада и теплицы, -  рядом с улицей двухэтажных бараков без удобств. Жители этого же поселка сегодня, обставив свои индивидуальные квартиры компьютерами и домашними кинотеатрами, не имеют ни этого парка, ни этого клуба, ни этого фруктового сада, ни даже бани при наличии частного сектора и тех же бараков без душевых.

Вот и это фото вполне характеризует сталинскую эпоху: цветущая клумба на фоне сталинградских развалин 1945 года.



Посмотреть на Яндекс.Фотках


Старики, практически единогласно утверждая о своей счастливой молодости в сталинские годы, не были тогда мазохистами, испытывающими счастье от тягот и лишений, - огромный импульс придавало им тогда ежедневное улучшение материальных условий жизни.
путь

Народное здравие

Ольга Петровна Семенова-Тян-Шанская, дочь знаменитого путешественника. Сама она не отправлялась в далекие экспедиции — объекты ее исследований жили в соседней деревне Гремячка Рязанской губернии, а многие из них всю жизнь служили в имении ее отца.
Ничего не скрывая и не приукрашивая, на протяжении многих лет Ольга Петровна скрупулезно записывала все, что имело отношение к крестьянскому быту, и собрала огромный массив сведений: устройство дома, инвентарь, еда, одежда, ход сельхозработ, урожайность разных культур, подробнейшие цены (начиная от стоимости каменного дома и до цены сечки для капусты), бюджет семьи, налоги, суды, болезни и лечение, суеверия и обычаи, и т.д.
Болезнь и ранняя смерть помешали Ольге Петровне закончить книгу, но и то, что сделано, имеет большую ценность для историка. «Жизнь «Ивана» вышла уже после ее смерти, в 1906 году, в т. 39 «Записок Императорского Русского географического общества». Позже была издана в 1914 году, но не получила широкой известности, а после войны и революции о ней совсем забыли. Переиздана в наши дни в 2010 году издательством «Ломоносовъ».

Предлагаю вашему вниманию свои выписки на тему народного здравия по материалам жизни крестьян рязанской губернии во второй половине 1880-х - 1890-х гг.Collapse )
путь

Уровень жизни по «Поднятой целине»

Фрагменты из «Поднятой целины», по которым можно судить об уровне жизни деревни, которую большевики решили коллективизировать:


«В низенькой комнатушке снотворно жужжала прялка, было жарко натоплено. Кучерявый озорной козленок цокотал по земляному полу крохотными копытцами, намереваясь скакнуть на кровать».


Описывают имущество у кулака:
«— Кровать железная с белыми шарами, перина, три подушки, ишо две кровати деревянных…
— Горка с посудой. И посуду всю говорить? Да ну ее под такую голень!
— Двенадцать стульев, одна длинная стула со спинкой. Гармоня-трехрядка».


«— Мое хозяйство середняцкое, — не смущаясь, уверенно начал Майданников. — Сеял я в прошлом году пять десятин. Имею, как вам известно, пару быков, коня, корову, жену и троих детей. Рабочие руки — вот они, одни. С посева собрал: девяносто пудов пшеницы, восемнадцать жита и двадцать три овса. Самому надо шестьдесят пудов на прокорм семьи, на птицу надо пудов десять, овес коню остается. Что я могу продать государству? Тридцать восемь пудов. Клади кругом по рублю с гривенником, получится сорок один рубль чистого доходу. Ну, птицу продам, утей отвезу в станицу, выручу рублей пятнадцать. — И, тоскуя глазами, повысил голос: — Можно мне на эти деньги обуться, одеться, гасу, серников[16], мыла купить? А коня на полный круг подковать деньги стоит? Чего же вы молчите? Можно мне так дальше жить? Да ить это хорошо, бедный ли, богатый урожай. А ну, хлоп — неурожай? Кто я тогда? Старец[17]! Какое ж вы, вашу матушку, имеете право меня от колхоза отговаривать, отпихивать?»


«как ни жалко вести и кинуть на общие руки худобу, выросшую вместе с детьми на земляном полу хаты, а надо вести».


У Якова Лукича, бывшего до революции кулаком:
«Зимой большой холодный зал в островновском курене был нежилым. На крашеном полу в одном из углов из года в год ссыпали конопляное семя. Рядом с дверью, стояла кадушка с мочеными яблоками».

Беднякам раздают одежду, конфискованную у кулаков:
«Счастливцы, которым комиссия определила выдать одежду или обувь в счет будущей выработки, прямо на амбарной приклетке телешились и, довольно крякая, сияя глазами, светлея смуглыми лицами от скупых, дрожащих улыбок, торопливо комкали свое старое, латаное-перелатаное веретье, облачались в новую справу, сквозь которую уже не просвечивало тело...
— Бери, ишо детям достанется донашивать.
…С база пошел в новых шароварах с лампасами, в сапогах с рыпом, помолодевший сразу лет на десять. Нарочно вышел на главную улицу, хотя было ему и не под дорогу, на проулках часто останавливался, то закурить, то со встречным погутарить.
...Жененка Демки Ушакова обмерла над сундуком, насилу отпихнули. Надела сборчатую шерстяную юбку, некогда принадлежавшую Титковой бабе, сунула ноги в новые чирики, покрылась цветастой шалькой, и только тогда кинулось всем в глаза, только тогда разглядели, что Демкина жененка вовсе недурна лицом и собою бабочка статна. А как же ей, сердяге, было не обмереть над колхозным добром, когда она за всю свою горчайшую жизнь доброго куска ни разу не съела, новой кофтенки на плечах не износила? Как же можно было не побледнеть ее губам, выцветшим от постоянной нужды и недоеданий, когда Яков Лукич вывернул из сундука копну бабьих нарядов? Из года в год рожала она детей, заворачивая сосунков в истлевшие пеленки да в поношенный овчинный лоскут. А сама, растерявшая от горя и вечных нехваток былую красоту, здоровье и свежесть, все лето исхаживала в одной редкой, как сито, юбчонке; зимою же, выстирав единственную рубаху, в которой кишмя кишела вошь, сидела вместе с детьми на печи голая, потому что нечего было переменить…
— Родимые! Родименькие!.. Погодите, я, может, ишо не возьму эту юбку… Сменяю… Мне, может, детишкам бы чего… Мишатке… Дунюшке… — исступленно шептала она, вцепившись в крышку сундука, глаз пылающих не сводя с многоцветного вороха одежды.
У Давыдова, случайно присутствовавшего при этой сцене, сердце дрогнуло… Он протискался к сундуку, спросил.
— Сколько у тебя детей, гражданочка?
— Семеро… — шепотом ответила Демкина жена, от сладкого ожидания боясь поднять глаза.
— У тебя тут есть детское? — негромко спросил Давыдов у Якова Лукича.
— Есть.
— Выдай этой женщине для детей все, что она скажет».
...Демка Ушаков, обычно говорливый и злой на язык, стоял позади жены, молча облизывая сохнувшие губы, затаив дыхание. Но при последних словах Давыдова он взглянул на него… Из косых Демкиных глаз, как сок из спелого плода, вдруг брызнули слезы. Он сорвался с места, побежал к выходу, левой рукой расталкивая народ, правой — закрывая глаза. Спрыгнув с приклетка, Демка зашагал с база, стыдясь, пряча от людей свои слезы. А они катились из-под черного щитка ладони по щекам, обгоняя одна другую, светлые и искрящиеся, как капельки росы».

После этих фрагментов попробуйте честно оценить изменение уровня жизни в колхозном селе в предвоенные годы. Премирование одеждой, очередь за велосипедами, светлые береты, костюмы и пальто крестьянской молодежи, постельное и личное белье, полное вытеснение лаптей фабричной обувью, индивидуальная посуда и "кровати с шарами", радио, электричество, кино, библиотеки, акушерские, фельдшерские и ветеринарные пункты, аптеки и сельпо, колхозные ясли и столовые, библиотеки и школы...

Большевики сделали все, чтобы лапти, рванина, земляные полы, содержание скотины и птицы в избах зимой, отсутствие белья и индивидуальной посуды, неграмотность и самолечение уходили в прошлое...

Никогда еще в истории России уровень жизни крестьянства не рос так стремительно и революционно, как в первое колхозное десятилетие. Однако, освобожденную от тяжелого ручного труда сельскую молодежь сталинские города и новостройки манили еще большими соблазнами. Сказка на глазах становилась былью. Жить становилось лучше, веселее, а крестьянская молодежь с удовольствием пела новые песни:

"Шиpока стpана моя pодная,
Много в ней лесов полей и pек.
Я дpугой такой стpаны не знаю,
Где так вольно дышит человек.


Listen or download Широка страна моя родная for free on Prostopleer
путь

Знакомьтесь: русский фашист megaslav


«Русскую деревню нахуй. Я не идиот, чтобы с нищим злобным людом детей растить»

Твёрдо решил до конца 2012 года получить американскую туристическую визу. Летом следующего года хочется навестить родину Госдепа и посмотреть, где выдают гранты.


Так что спасти Россию, окромя коммунистов некому, - не стройте иллюзий. Русских фашистов - в Америку вместе с чубайсами, а сами - комиссарами в русскую деревню. Опять научим народ работать, парки и спортплощадки устраивать, и детей станем снова в одних школах учить, - мы, коммунисты, своего народа не боимся.
путь

Недоедим, но вывезем на Украину.

Зима и весна 1933 г. в Нижнем Поволжье выдалась голодной. Бюро Крайкома ВКП(б) 8 февраля 1933 г. установило с 1 февраля следующие максимальные нормы снабжения печеным хлебом для работников совхозов (в граммах в день):

ведущие группы рабочих и ИТР — 700,
подсобные рабочие, бухгалтеры, счетоводы, статистики— 400,
МОП и прочие служащие — 300
иждивенцы постоянных рабочих и служащих — 200,
дети — 300,
совхозуч — 400.

Продовольственную помощь колхозам рекомендовано было распределять не уравнительно, но в зависимости от выполнения норм выработки, лишь в индивидуальном порядке оказывая помощь наиболее остро нуждающимся семьям колхозников и детям единоличников.

И тем не менее, в столь острой ситуации дефицита продовольствия Бюро Нижне-Волжского Крайкома ВКП(б) 15 марта 1933 г. приняло следующее постановление:

«О ходе выполнения вывоз-нарядов ржи 60 000 тонн, пшеницы 5 000 тонн для Украины.
Бюро отмечает совершенно неудовлетворительный ход отгрузки в феврале и в первой декаде марта: на 12 марта отгружено 6 900 тонн ржи и 997 тонн пшеницы; такое положение объясняется неподачей вагонов и отсутствием конкретного руководства со стороны Заготзерно и его контор на местах.
Обязать тов. Фролова под персональную ответственность закончить отгрузку не позднее 1 апреля, представляя в Крайком ежедневно оперативные сводки о ходе отгрузки.
<...>
Ввиду недостаточного мобильного зерна для полного выполнения нарядов Украины, просить КомСТО резервов и Комзаг СНК разбронировать 10 000 т из непфонда на линии железных дорог в порядке перемещения на пристани, остальное количество зерна перекрыть в 15 дней, за счет поступающих в обмен от колхозов ржи».

ГАНИСО. Ф.55.Оп.1.Д.335.
путь

Сын за отца

В современном либеральном мире рукоплещут убийству внуков неугодных Западу лидеров.

Из газеты Саратовского обкома и горкома ВЛКСМ "Молодой сталинец" от 8 мая 1939 года.



Посмотреть на Яндекс.Фотках
путь

Взрослые как дети.

Дети катаются с горки. Одни на снегокатах, другие - на попе.

Те, которые на попе: "Хочу на самокате!"

Но те, которые на самокате: "Хочу на попе!"

Подумалось, что и взрослые иногда, как дети, имея самокаты, хотят прокатиться на заднице.
путь

Почему у советских детей не было ацетона?

У моих обоих детей время от времени случался ацетономический криз. Это когда ребенку очень плохо, а в его моче - ацетон. Разу два или три в больнице откачивали, пока сами не наловчились. И у всех детей моих знакомых было то же самое. Спрашиваю терапевта:

-А раньше было такое?
-Да и раньше был, конечно. Но у пары детишек на район (поликлиники), а сегодня - у 95 детей из ста.
-Почему?
-Питание.
-Так ведь и так не даем уже ничего?
-Поздно. Сами-то чем питались в 1990-е гг.? Хоть сейчас умнеют...



Оригинал взят у shaltay0boltay в "Детское питание" ("Госторгиздат", 1957 год)


"ДЕТСКОЕ ПИТАНИЕ"
("Государственное издательство торговой литературы", 1957 год, художники А.Брей, Г.Вальк, И.Ганф, Ф.Глебов, Н.Жуков, Б.Фридкин)

Фотографов перечислять не буду, список можно посмотреть под катом на последней странице.

Разворотов под катом ОЧЕНЬ много, БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ!!!




Collapse )