ihistorian (ihistorian) wrote,
ihistorian
ihistorian

Category:

Только одно из дел 1937 г.: закон или безопасность?

Корпоратель выложил в сеть полностью следственное дело своего прадеда, осужденного в 1937 г. тройкой. Кому не лень, можете прочитать его комментарии, но он как всегда словоизвержителен, неадекватен и просто походя обманывает своего читателя. Поэтому выкладываю дело сам со своими комментариями.


Фотографии в альбоме «Дело Царева» mitrofan-alyabjev на Яндекс.Фотках


























































Что важно? В отличие от фантазера Корпорателя пойдем строго по документам.

1)Оговоримся сразу: тот факт, что все действующие лица упорно называют датой Кронштадского мятежа 1920 г., вообще не имеет никакого значения, хотя Корпоратель из этого пытается высосать факт неучастия прадеда в этом мятеже. Из протокола допроса видно, что Царев что-то признал, что-то спокойно отрицал. Участие в Кронштадском мятеже он признал сам. А ошибка объясняется просто: не было под рукой учебников истории. Кто-то напутал, скорее всего сам сотрудник райотдела НКВД, а остальные это приняли.

2)Место действия.

Это важно, чтобы понять, был ли Царев «под рукой» у местных чекистов на случай «ведомственного аврала». Хотя Корпоратель называет своего прадеда колхозником из деревни Середка (а это крупное село примерно в 50 км от Пскова, которое в тот момент было центром района Псковского округа Ленинградской области), сам Царев в протоколе допроса местом жительства указывает деревню Бабино Середкинского района. В деревне Бабино проживают его жена и дочь 9-ти лет. Там же Царев и был арестован.
Но мы видим паспорт Царева (привет легенде, будто колхозникам не давали паспорта), сам Царев показывает, что в колхозе не работает, занимаясь побочными заработками. Ордер на арест и обыск выдан в д.Середка.
Таким образом, у нас веские основания полагать, что Царев проживал в райцентре, где и базировался райотдел НКВД. В любом случае Бабино относится к Середкинскому сельсовету, т. е. расположено рядом.

3)Важно то, что являясь членами колхоза, ни сам Царев, ни его жена в колхозе вообще не работали. Сам этот факт характеризует истинное отношение Царева к колхозу, хотя сам Царев и отрицает ведение антиколхозной агитации, в чем его обвиняют свидетели односельчане Петр Михайлов и Степан Бондарев. Логично поверить как раз свидетелям, а не сбежавшему из колхоза Цареву, имеющего еще и жену — неработающую колхозницу.

4)Антиколхозное и антисоветское лицо Царева не удивляет, так как мы читаем о происхождении колхозника Царева из кулаков. Сам Царев признает факт «эксплуатации чужого труда». А куда ему было деваться: справка из сельсовета подтверждает наличие в его хозяйстве в те годы до 50 га земли, 7 коров, обложение твердым, а позднее индивидуальным заданием (т. е. налоговые органы его официально считали предпринимателем). Подтверждают эти данные и оба свидетеля. Двоюродные братья Царева признаны согласно справке сельсовета кулаками-торговцами, сам Царев подтверждает, что они были высланы органами НКВД, т. е. скорее всего как раскулаченные.

Однако, свидетели в один голос утверждают, что кулаком Царев стал только в 1922 г., когда после женитьбы вошел в семью своего тестя, крупного кулака, имеющего одного постоянного и до 15 сезонных работников. Тесть в 1927 году умер и сделал Василия Царева главой кулацкой семьи аккурат накануне коллективизации и раскулачивания. Это явно смягчающее обстоятельство. Возможно поэтому Василий Царев не был раскулачен и выслан в 1930 г. А вот справка сельсовета почему-то утверждает о дореволюционном кулацком прошлом Царева. В данном случае я склонен поверить свидетелям и подозреваю, что сельсовет выдал справку под диктовку сотрудника райотдела НКВД, который сознательно усугубил обвинительный уклон информации, чтобы проще было собрать дело.

5)О многом нам говорят даты.

23 декабря были допрошены оба свидетеля, а уже 24 декабря молниеносно был выписан ордер на обыск и арест, произведены обыск и арест, проведен допрос Царева и выписано обвинительное заключение о передаче дела Царева на тройку УНКВД Ленинградской области.

Таким образом, вывод Корпорателя, что односельчанин Бондарев что-то подслушал и сообщил куда следует, не выдерживает критики. Корпоратель, как я уже не раз отмечал, полностью зависит от господствующей сегодня антисталинской мифологии, в данном случае от легенды о стукачах, и не способен на честный и самостоятельный анализ исторических документов. Очевидно, что инициатором данного дела были именно работники райотдела НКВД, которые, хотя скорее всего исходя из собственной информации, но явно в спешке организовали обвинение Царева.

6)В отличие от правнука Царева мне, как историку, мало интересна юридически доказанная вина Царева. Из протоколов допросов свидетелей, самого Царева, из фактов биографии обвиняемого последний действительно предстает матерым врагом советской власти. Корпоратель, кстати, это понимает и признает, когда даже гордится этим.

Более важно то, что данное дело позволяет обвинить сотрудников райотдела НКВД в «ведомственном рвении» и даже подгонке материалов дела для усугбления обвинительного уклона. Пойти на это сотрудники райотдела НКВД могли скорее всего под давлением своего руководства. Таким образом, данное дело — пусть маленькое, но доказательство давления на самое низшее звено работников со стороны руководства НКВД. Данное дело, пусть маленькое, но доказательство точки зрения ihistorian'a, что руководство НКВД при Ежове сознательно добивалось расширения репрессий. Мы помним, что Ежов объяснял такие свои действия желанием дестабилизировать положение в стране и восстановить против власти некоторые слои населения. Данные документы очередным пазлом легли в мозаику ihistorian'a.

Но и устраивать по поводу подобных дел истерику, как это делают Корпоратель и Ко, я бы не стал. Посмотрите современные сериалы из жизни работников спецслужб: при уверенности в вине подозреваемого сплошь и рядом применяются подбросы улик, липовые свидетельские показания, навешивание чужих преступлений, шантаж свидетелей и обвиняемых и т. п. Почему нас это не удивляет сегодня, но удивляет в 1937 г.? Наши граждане и сегодня в большинстве своем согласны с Глебом Жегловым: «Вор должен сидеть в тюрьме!», - даже если для этого придется подбросить улику.

UPD. mefody60 В документах присутствует автограф начальника Псковского окружного отдела НКВД капитана госбезопастности С.Г.Южного. По его душу в конце 1938 года в Псков прибыла специальная комиссия НКВД СССР, с формулировкой "поступили данные о нарушении революционной законности и извращениях в оперативно-следственной работе в Псковском окружном отделе НКВД". В январе-феврале 1941 года 10 бывших сотрудников Псковского Окротдела НКВД получили различные сроки. Южный до суда не дожил, умер в камере в сентябре 1940-го. 

Как видим, в отличие от современных сериалов, проявившие излишнее служебное рвение сотрудники НКВД 1937 г. получили по рукам. Реальные Глебы Жегловы 1937 года отправились на нары вслед за Царевыми.
Tags: 1937 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments