ihistorian (ihistorian) wrote,
ihistorian
ihistorian

Category:

О Мехлисе и Гулаге.

Оригинал взят у ps_84 в О Мехлисе и Гулаге.
Читаю интересные мемуары Чекмарева. Местами ну исключительно интересно пишет. Например:

Второй раз, меня чуть не загребли в 1939 году в финскую. Мехлис проверял нашу дивизию перед наступлением, и мое явно непролетарское лицо ему не понравилось. Он дал команду дивизионным особистам меня проверить.

А те что? Как всегда - начальство убыло, а они за рюмку. Нажрались от радости, что их проверка не задела, а меня на следующий день решили оставить. Рано напились! Мехлис, как потом выяснилось, никуда из дивизии не убывал. Человек он был конечно еще тот! Но чего-чего а в смелости ему не откажешь! Из штаба дивизии он действительно убыл. Но на передовую. Наблюдать за процессом из первых рядов. А наше то командование - дивизиеводцы - у них дивизия заканчивается сразу же за границей охраны штаба дивизии. Тоже напились. А мы в наступление пошли. Ну поначалу все нормально - смяли финнов, бодрячком вперед, следом за нами - штабные машины, везущие пьяные бесчувственные тушки наших штабных дивизиеводцев. Заночевали. Мехлис всю ночь доносы строчил о том что увидел. При всей неприязни к нему, должен заметить, что доносы толковые - никакой фигни про религиозное мракобесие и троцкистов! Все по существу - этот погнал свою роту на пулеметы, вместо того, чтобы короткими перебежками и под прикрытием огня танков. Этот - танки прямиком на мины загнал, поленившись вызвать саперов. Этот бойцов не накормил. Этот разведчиков - в цепь поставил.
Утром, что характерно, выяснилось, что финны нас окружили - от соседей мы оторвались, а дорогу по которой наступали, перерезал батальон финских лыжников. Тут и дивизиеводцы проснулись, и начали трезветь. Но медленно! Мехлис прыгает вокруг них, орет - доложите обстановку! А те - ни ухом, ни рылом! В тылу паника - финские лыжники. Да еще соседние дивизии - их командиры обломались наступать. Пришлось Льву Захаровичу брать командование в свои руки и лично организовывать прорыв из окружения. И, что характерно, он решил вести всех за собой, сев за рычаги танка, того самого, который поддерживал мою роту. Влип! Ан нет! Пока живу - Мехлис никогда и ничего не забывал, но в тот момент я был слишком мелкой сошкой для его гнева. Тем более, что именно моей роте нужно было возглавить выход из окружения, по его личным инструкциям. Инструктирует он меня со всей своей пролетарской решимостью. Чередует лозунги всякие с советами как правильно наступать, а тут наши особисты проснулись, и пришли меня арестовывать. Выяснилось, что Лев Захарович не любит, когда его перебивают. Приказал мне поставить особистов в стрелковую цепь, а одному вручить полковое знамя. А я набрался наглости, и воспользовавшись паузой (пока особисты трезвели от внезапно-негаднного ужаса) указал командиру танка возможные позиции финских пулеметов. И видимо Лев Захарович запомнил мои слова и советы танкистам.
Прорыв прошел удачно. Там действительно были финские пулеметы, но танкисты их вовремя уничтожили. Пока мы прорывались, особисты впарили полковое знамя какому-то пехотинцу узбеку и смылись в тыл. Думали Мехлис о них не вспомнит! Дураки! Он ведь и меня не забыл. Правда, вместо расстрела - получил я орден Боевого Красного Знамени - лично из его рук. Орден этот должен был получить один из наших дивизиеводцев. Эти штабные орлы, вместо подготовки дивизии к наступлению все время потратили на составление наградных листов за будущую победу. Орденов этих было почти полсотни. Наградили и узбека, который шел в атаку со знаменем. О дальнейшей судьбе наших дивизиеводцев я узнал только после войны. Какой-то "дюмишка" настрочил книжку про злобного Сталина, который типа обезглавил все руководство Красной Армии перед войной. Талантливые полководцы были зверски замучены и в подвалах, и что характерно в ГУЛАГах, и прочих там всяких местах Сибири. Фигня это все! Раньше нужно было обезглавливать, и побольше - тогда бы и не отступали к Москве в 1941.



Или вот, тоже сентенция:
- Начальника дай бинокля! - раздался над ухом голос командира минометного расчета, Таймура Байрузовича Углубекова, узбека по национальности. Личность нужно сказать колоритная - в 20-е годы был басмачом. Получил восемь лет лагерей. Попал в Сибирь на лесоповал. Там ему так понравилось, что его чуть было не освободили досрочно через два года за ударный коммунистический труд и досрочное поведение. Точнее освободили, но с ним случилась жуткая истерика - он не хотел возвращаться домой! Он не хотел всю жизнь носить один халат на голое немытое тело и питаться черт знает чем! И не удивительно - басмачом он стал от жуткой бедности. А в Сибири, в лагере, ему выдали кучу одежды, регулярно кормили - естественно, что он не захотел ехать домой. Пристроило его в итоге лагерное начальство в подсобное хозяйство.

М-да, все интереснее и интереснее...

Tags: 1939, 1940-1941, ГУЛАГ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments