ihistorian (ihistorian) wrote,
ihistorian
ihistorian

Category:

Как конструируется демография голода.

Уважаемый nazar_rus редко балует читателей своего блога. Но метко.

Он обратил внимание на методу работы официального мэтра по голодомору В.В.Кондрашина в монографии «Голод 1932-1933 годов: трагедия российской деревни / В. В. Кондрашин. М.: РОССПЭН, 2008». Кондрашин лично облазил 65 районных и 4 областных архива ЗАГСов, кстати, я встречал росписи Кондрашина в делах своего архива. И что же он там нашел?


Цитируем: «…В 65 районных архивах ЗАГС Поволжья и Южного Урала нами обнаружены 3296 записей подобного содержания. Они засвидетельствовали факты непосредственной гибели от голода крестьян, проживавших на территории 241 сельского совета Нижне-Волжского и Средне-Волжского краев…» Поняли, о чем речь? Поясняем, при исследовании записей районных ЗАГСов для 241 сельсовета 65 районов двух краев (поправьте меня, если я ошибаюсь, это современные Самарская, Оренбургская, Пензенская области, Мордовия, Саратовская, Волгоградская, Астраханская области и Калмыкия) было установлено 3296 случаев смерти непосредственно от голода. Еще раз прописью – три тысячи двести девяносто шесть умерших непосредственно от голода. И это при нормальном учете смертности.

Т. е. Кондрашин сам признается, что нашел 3 296 голодных смертей.

А что же дальше? А дальше вступает в силу магическое словосочетание «демографические потери». Нужно же как-то показывать массовую смертность, вызванную действиями «кровавого режЫма». По сему, приводятся различные демографические подсчеты этих самых потерь – с обязательными упоминаниями, Конквеста, Мэйса, Данилова и Дэвиса с Уиткрофтом. «Все то же, господа, все то же».

Так что, внимание, следим за руками: «…По расчетам, основанным на анализе материалов 65 архивов ЗАГС Поволжья и Южного Урала, данных центральных органов ЦУНХУ СССР, общие демографические потери сел и деревень регионов во время голода 1932-1933 гг., включавшие непосредственные жертвы голода, а также косвенные потери в результате падения рождаемости и миграции сельского населения, составили около 1 млн чел. Численность крестьян, умерших непосредственно от голода и вызванных им болезней, определилась в 200-300 тыс. чел…»

Вот так вот, берем 3300 умерших от голода, «оцениваем» их, плюсуем к ним умерших от инфекционных болезней, уехавших из региона (мигранты), неродившихся – и, вуаля, получаем «заветный миллион».

И так не только по Поволжью. Вот такая вот «демография голода»
.
Tags: "голодомор", демография, историография, критика, методология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments