?

Log in

No account? Create an account

Август, 29, 2012

Оригинал взят у ihistorian в Подлое дело женщин или считать вне закона.
Отрывок из письма селькора К.Д. из села Лебежайки Хвалынского района Вольского района, которое является образцом идеологии радикального в отношении кулаков крестьянства.


«Кулак замаскирован, кулак хитер. 21 января 30 года пришло решение крайисполкома о закрытии церкви. Кулак до этого думал об этом моменте и ждал его. Он взял под влииние женщину, которая под знаком протеста постановления о закрытии церкви выступила против Советской власти. Они избили самых лучших хлебозаготовителей, членов сельсоветов, бедняков, они бросали поленами в лучших активных работников, они забрали колокольню, взяли колокол и нарушали порядок. Они парализовали работу по сбору задатков на тракторы, по созданию гарантийного семфонда, они парализовали работу по перевыборам советов, ликбез и всю работу села, они явно грозили убийством членам партии: «Все равно разорвем». Кулак замаскировался . Кулак хитер. В этот день все кратники из других сел наехали, чтобы поддержать кулаков.

Когда избивали кулаков, то кулак подстроил так, что над этим избиением смеялся попавший под влияние кулака бедняк, кулак настроил жену бедняка против мужа, редкая семья бедняка-активиста не подрались муж с женой, а когда сельсовет заговорил о немдленном выселении кулака женщина тут же стала звонить в набат и начала свое подлое дело – встала на защиту кулака. Боясь угроз кулака церковь не сумели очистить. РИК категорически запретил делать попытки очистить церковь. Мы побоялись кулака. Лебежайцы решительнее двинемся на кулака, докажем ему нашу организованность, сплоченность, немедленно выселить кулака, лишить голоса и считать некоторых вне закона. Они к нам жалости не имеют и мы тоже не должны. Церковь во что бы то ни стало мы должны очистить, решение есть и не ждать чего то и ни в коем случае не мириться с кулаком. Мы тем самым даем поблажку кулаку. Он и Советскую власть не захочет и направит против нее женщну мы и смиримся. Решительно наступим на глотку кулака. Раздавим, сотрем с лица земли кулачье. Лебежайцы, осторожнее будьте в перевыборную кампанию советов, кулак начал действовать открыто. Церковь требую в доказательство на нашу твердость в решениях, сплоченность немедленно очистить».


Источник: Сводка неопубликованной корреспонденции. ГАНИСО. Ф.55.Оп.1.ДД.180.







Рейтинг блогов

Рейтинг блогов
Оригинал взят у fleri_a в Захар Прилепин и вопросы сталинизма

В лучшем случае писатель, возглавляющий литгазету или журнал, может натравить подручного критика на другого сочинителя: как приятно сводить счёты, оставаясь за кадром.

З. Прилепин «Книгочёт. Пособие по новейшей литературе»


Сначала анекдот. Берлин 45-го. Бомбёжка. В бункере сидят Штирлиц и Мюллер, пекут картошку, выпивают, вспоминают, как вместе учились в разведшколе имени Коминтерна, поют вполголоса «Если
завтра война…»
– Эх, не могу себе простить, – говорит Штирлиц, – что мы Гитлера не завербовали…
– А что его вербовать? Он же наш Адька Хитров из секретной группы…
Соратники задумчиво смотрят друг на друга. Авиация бомбит рейхс-канцелярию. Танки штурмуют Берлин.

К чему я вспомнил этот бородатый анекдот? А к тому, что он напомнил нынешнюю ситуацию в стране. И в частности, недавнее письмо товарищу Сталину, которое от имени либеральной общественности составил писатель, лауреат Букера, «Нацбеста», «Ясной Поляны» и проч. Захар Прилепин. Собственно, инвектива, по ходу дела превращающаяся в панегирик, приём не новый. Но от постмодернистов новизны давно никто и не ждёт. По жанру это что-то среднее между «письмом учёному соседу» и дайджестом, слепленным без ссылок, конечно, из всего того, что писали о сталинской эпохе в «ЛГ» настоящие знатоки проблемы ещё в 90-е: Кожинов, Бушин, Семанов, Ко-
стырченко, Проханов, Рыбас, Юрий Жуков и многие другие. После 2001 года, когда за кадром возник новый главный редактор, появилась рубрика «Настоящее прошлое», где часто обращались к разоблачению истероидных антисталинских мифов. По некоторым приметам эту рубрику Захар Прилепин активно почитывал. Собственно, ничего плохого в послании молодого писателя усопшему вождю нет: ну захотелось автору поглумиться над антисталинскими фобиями нынешней либеральной элиты, уходящими корнями в семейные обиды. А то, что литературное поколение нулевых на предшественников ссылаться не приучено, это всем давно известно: если ты из пробирки, то и благодарить, кроме пробирки, некого…
Есть, правда, некоторые недоумения... Далеко не все либеральные обиды на вождя всех времён столь глупы, корыстны и нелепы, как кажется автору пацанских рассказов. Нельзя забывать, что все они – и сталинисты, и троцкисты – были отравлены одним ядом революционной вседозволенности, которой заболели ещё в пору бессудных расстрелов 20-х – по классовому признаку. А если можно по классовому, то, наверно, можно и по идеологическому. Ельцин ведь тоже по парламенту из танков не из пьяного озорства стрелял. Далее, есть в письме некое верхоглядство, не подобающее серьёзному писателю с горьковских берегов. Ну, не будет образованный патриот, даже ёрничая вроде как от имени либералов, писать о Сталине: «ты положил в семь слоёв русских людей, чтобы спасти жизнь нашему семени…» Во-первых, что это за «либеральное семя» такое? Неужели открыт ген либерализма? Во-вторых, любой, мало-мальски знакомый с современной статистикой потерь Второй мировой войны, знает, что немцы не досчитались военнослужащих около семи миллионов, мы – около восьми. При всей чудовищности утрат никто гатей бойцами не мостил. А дикие потери среди нашего мирного населения – это на совести западноевропейского гуманизма. Надо бы знать и то, что заградотряды у немцев появились раньше, чем у нас. Да и Тухачевского – Блюхера не корректно сравнивать с Ворошиловым и Будённым, может, они не великие полководцы, но в отличие от первых двух заговоров не плели и с зарубежными разведками не сносились. Настораживает и такой пассаж: «если бы не ты (Сталин), наших дедов и прадедов передушили бы в газовых камерах, аккуратно расставленных от Бреста до Владивостока, и наш вопрос был бы окончательно решён». Что-то я не припомню, чтобы Гитлер собирался окончательно решить либеральный вопрос. Воля ваша, но тут, как из коротких брючек, высовываются несвежие кальсоны неполиткорректной темы. Вероятно, автор поначалу и хотел обратиться к Сталину от имени евреев, а потом засмущался. Или, что вероятнее, отсоветовали. Догадливым либералам и так всё понятно, а нервных лучше не бередить. Потом никаких государственных наград не хватит, чтобы успокоить…
Но суть в другом. Зачем наш обличитель, достаточно поверхностно знакомый с проблемой, решил вдруг высказаться по вопросам сталинизма? Конечно, хорошую книгу написать труднее, чем побузить на политической делянке. И всё же! С чего бы вдруг такое выкинул баловень всех либеральных премиальных фондов, любимый выдвиженец и посланец главного распорядителя Большой Литературной Пробирки Владимира Григорьева, откровенно, кстати, не жалующего почвенников? С чего бы это Захар Прилепин разразился ёрническим гимном Сталину, а вся либеральная рать, включая клинических борцов с «чёрной сотней» Шендеровича и Иртеньева, взвилась так, точно никто, нигде и никогда до Прилепина не восхвалял государственные и полководческие заслуги вождя? Словно бы в телеспорах о роли генералиссимуса Кургинян не громил Сванидзе со счётом 10:1. Будто и не было исторического бестселлера Ю. Жукова «Иной Сталин». Что за визг в эфире и благой мат в блогах?
Конечно, всё-то они знают, читали, слышали, но пока наш либеральный междусобойчик, куда вольно или невольно влип и Прилепин, полагал, что власть будет вести переговоры о грядущем устройстве России исключительно с ней, государствообразующей тусовкой, господа не беспокоились. Ну притащились на Болотную какие-то националисты: б-р-р. Ну коммунисты присоседились: фуй… И вдруг стало понятно: теперь власть будет вести диалог не только с белоленточниками, но и с консервативным большинством, с русскими и другими национальными силами, которые уже не затолкаешь обратно в медную лампу советского интернационализма. А значит, даже на минное поле сталинизма пускать чужих уже нельзя – только своих. Вот оно откуда, письмо Сталину. И это только начало. Погодите, Быков ещё объявится русским националистом, а Ганапольский вступит в казачью сотню. И тогда с кем бы власть ни сунулась договариваться – везде будут либералы, временно исполняющие неприятные, но необходимые обязанности. Вот только не пришлось бы потом сидеть в бункере под бомбёжкой и удивляться: надо же, вроде везде свои были, а поди ж ты…
В конце забавный эпизод. На недавней книжной ярмарке Захар Прилепин подошёл ко мне и с доброжелательной угрозой, какую умеют напускать на себя полицейские возле метро, предложил, чтобы в «Литературной газете» никогда больше не упоминалось его предпсевдонимное имя Евгений Лавлинский. Я удивился – имя как имя. Интеллигентное. Чего стесняться? Но если человеку обидно… Ладно! И лишь прочитав «Письмо товарищу Сталину», я понял щепетильность автора «Ботинок, полных тёплой водки». В самом деле под таким крутым письмищем могло стоять только настоящее, нутряное имя – Захар Прилепин, будто сошедшее из бессмертного романа «Тени исчезают в полдень» или великого фильма «Калина красная». Иначе нельзя. Сталинисты могут не понять, да и свои скажут: недотянул…
Но Егор Прокудин, по-моему, было бы круче…


Юрий ПОЛЯКОВ

Источник

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru








Рейтинг блогов

Рейтинг блогов






Рейтинг блогов

Рейтинг блогов
Из письма ленинградского рабочего 25-тысячника Нагорнова, Аткарский округ Нижне-Волжского края. 1930 г. Орфография сохранена.

«Девочка комсомолка … Вступила в комсомол 16 лет. возраста. Отец и мать стали ее преследовать. Вырывали книжки из рук и говорили ети книжки сатанинские ты должна читать библию ето для тебя лучше.

Девочка заявила что она хочит учится новой жизни и библию читать не будет. Отец мать и вся патриархальная семья из 20 душ не стала с девочкой есть из одной чашки щитая ее сатаной. Когда девочка взяла хлеб подошел к ней отцов брат. 40 лет. Вырвал из рук хлеб и толкнул девочку. Девочка пришла в совет заявила а также заявила в ячейку партии.

Мы сказали ей иди и скажи отцу если он не даст кушать и будет притеснять то он за это ответит.

На другой день девочка пришла без верхней одежды и говорит если вы меня не возьмете от родителей то или они меня убьют или я сама должна с собой покончить. Тогда организация постановила организовать помощь безпризорности и составила список добровольного пожертвования. Коммунисты и комсомольцы пожертвовали 10 рублей и девочку поручили комосомлке … После пошла агитация что отняли ребенка».

Кстати, обратите внимание, что патриархальный отец угроз коммунистов не испугался, а коммунисты так и не смогли защитить девушку, не смогли отцу ничем ответить.






Рейтинг блогов

Рейтинг блогов
У национал-провокаторов очередная идея-фикс: «хорошо объединяет людей совместное владение собственностью. Целью должно быть создание класса собственников, особенно земельных»

Частная собственность разъединяет. Настоящими хозяевами страны русские были в СССР, где частная собственность была ликвидирована. А любая частная собственность имеет закономерное обыкновение переткать к тем, у кого деньги. Поэтому хозяевами становятся некоторые, необязательно русские, что не объединяет, но порождает новый виток конфликтов.


Покупал недавно картошку в одной деревне. Спрашиваю:

- Как работается?

Рассказывают:

- Мы, дураки, продали свои участки одному дагестанцу. Он их скупил по-одному, затем привез своих земляков и всю работу отдал им. Ни у кого из нас теперь нет работы. Сажаем и продаем картошку, а на зиму кто может, уезжает в Москву на заработки. Но там часто обманывают.


Наши прадеды в свое время сразу раскусили трюк с частной собственностью на землю, наказали большевикам ее отменить, но правнукам похоже нужно самим наступить на грабли.

Прикрепляю опрос:

Нужна ли русским частная собственность?

Нужна на все
17(10.1%)
Возможно нужна в ограниченных количествах
62(36.9%)
Не нужна, надо стремиться к ее замене общенародной собственностью
84(50.0%)
Хочу быть частной собственностью тупого янки
5(3.0%)






Рейтинг блогов

Рейтинг блогов

Теги

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner