August 1st, 2012

путь

Это было в степях Херсонщины... голод 1932-33 гг.

Оригинал взят у nazar_rus в Это было в степях Херсонщины... голод 1932-33 гг.
И так, заканчиваем разбор вопроса о смертности в 1932-33 годах в Днепропетровской области в границах 1933 года по материалам мартирологов умерших от «голодомора» ( 1 , 2 , 3 , 4 ). Напомним читателям еще раз, что в 1933 году область занимала бОльшую территорию а, в результате последующих административно-территориальных реформ, часть территорий отошли другим областям. Часть западных районов Днепропетровской области впоследствии вошли в состав Херсонской области: Великолепетихский, Высокопольский, Генический, Нижнесерогозский и Новотроицкий (в современной Херсонской области образуют Высокопольский, Верхнерогачинский, Великолепетихский, Нижнесерогожский, Ивановский, Новотроицкий и Генический район, последний – без косы Арабатская стрелка, которая в 1933 году входила в состав Крымской АССР).

Collapse )

Смертность от других заболеваний и других причин (смерть при операциях, рожениц, гангренах и т.д.) по указанным районам Херсонской области составляет 69 (18%) в 1932 году и 73 (12%) в 1933 году. Картина, принципиально отличающаяся от других регионов – не просматривается рост такого рода заболеваний в связи с ростом смертности, но упала доля умерших от этих причин. Ведущей причиной смертности являются сердечнососудистые заболевания – 15 53 (4%) и 23 113 (4%) на 1932 и 1933 года, соответственно. Рост – в 1,5 раза. Т.е., как и по Днепропетровской и Запорожской области наблюдался рост смертности от сердечнососудистых заболеваний.

Отдельно отметим умерших по возрасту – в качестве причины указано «старость». В 1932 году их отмечено 57 120 (15 13,2%), а в 1933 – 51 134 (9 8,2%). То есть и под видом смертности «от старости» никто умерших от голода не скрывал. И, как и по Александрийскому району Кировоградской области, в отличие от Днепропетровской и Запорожской областей, роста смертности от старости не наблюдается.

И, наконец, остались причины, связанные непосредственно с голодом. Всего таких по указанным районам Херсонской области было в 1932 и 1933 гг., соответственно 6,4% и 34,4% (для Запорожской области – 9,4 и 18,6%, Днепропетровской – 8 и 19%).
             1932    1933  1933/32
Понос 1 0,3% 17 2,9% 17,0
Желудочно-кишечные 21 5,4% 46 7,7% 2,2
Питание 0 - 2 0,3% -
Истощение, слабость 0 - 94 15,8% -
Голод 0 - 25 4,2% -
Диспепсия 0 - 0 - -
Отеки 2 0,5% 18 3% 9,0
Малокровие 1 0,3% 3 0,5% 3,0

И так, ничего на местах не скрывали и ничего не боялись писать – в качестве причин смерти указано «голод», «истощение», что трактуется абсолютно однозначно.

В 1933 году в указанных районах Херсонской облсти имели место факты смертности от голода. Смертность в 1933 году по относительным показателям схожая с таковой по другим регионам - Днепропетровской и Запорожской области в целом. Более того, в этих районах, в отличие от других регионов, рост смертности обусловлен, прежде всего, истощением и голодом.

Динамика смертности такова.

image001

Картина аналогична таковой по Запорожской области – наблюдается четкий мартовский пик смертности, обусловленный преимущественно голодом. А вот в общеукраинскую динамика совершенно не укладывается.

В общем, подводим итоги смертности от голода по восточным районам Херсонской области:

1. По нашим оценкам непосредственно от голода в 1932 году по селам смертей не зафиксировано. Никакого «голодомора» 1932 года тут не наблюдается.

2. По нашим оценкам непосредственно от голода в 1933 году зафиксировано максимум 159 смертей (39,3% от всех зафиксированных смертей, для которых указаны причины). «Скрытая» смертность от голода составляет еще 75 человек из числа тех, для кого причина смерти не была указана. Общая смертность от голода по селам Александрийского района составляет 39,3 % (самая высокая по исследованным регионам, выше, чем для Александрийского района Кировоградской области, Днепропетровской и Запорожской области). Исходя из смертности по селам в 1933 году 52,89, смертность от голода по селам восточных районов Херсонской области в 1933 году составляет 20,78 на 1000 человек (по Днепропетровской области – 14,3, по Запорожской – 13,5)..

3. Смертность от последствий голода по селам восточных районов Херсонской области в 1933 году составляла 57 человек (превышение смертности от дизентерии, желудочно-кишечных и сердечнососудистых и мочеполовых заболеваний) или 14,1% от числа зафиксированных смертей. «Скрытая» смертность от последствий голода – 27 человек. Общая смертность от последствий голода составляет 14,1%. Исходя из смертности по селам в 1933 году 52,89, смертность от последствий голода по селам Александрийского района в 1933 году составляет 7,46 на 1000 человек (по Днепропетровской области – 5,3 по Запорожской – 3,8)..

Села востока современной Херсонской области в наибольшей степени пострадали от голода 1933 года. Максимальная смертность от голода наблюдалась в марте месяце. Но общая смертность в 1933 году в этом регионе была существенно ниже, чем в других регионах Днепропетровской области в границах 1933 года.

Собственно говоря, по Днепропетровской области в границах 1933 года - все. Можно писать общую статью. По другим областям – нужны данные по административному устройству и численности населения на 1 января 1933 года по районам. Пока таких данных нет. У кого будет возможность их получить – прошу поделиться.

путь

Рассказ генеалолога

Оригинал взят у mamlas в О репрессиях: Неприятные правды
Оригинал взят у stalinrussia в post

"Вот я знаю человек 10, у которых был кто то репрессирован. Не вернулся никто".

На самом деле вы знаете 10 человек, которым рассказывали, что у них кто-то был репрессирован.

Я в свое время помогал 4-м знакомым, у которых тоже в роду были "кто-то репрессированные", разыскать информацию о них. Люди угрохали кучу времени на обращения в различные архивы, да и денег порядочно.

В итоге выяснилось, что у одного бабка села не за то, что "была дочерью царского офицера", а за то, что она будучи бухгалтером на заводе взяла из заводской кассы деньги и купила себе шубу. У другого дед сел не "за анекдот про Сталина", а за участие в груповом изнасиловании. У третьего дед оказался не "раскулаченым ни за что крестьянином", а рецедивистом, получившим вышку за убийство целой семьи (отца, матери и двоих детей подростков).

Только у одного дед оказался действительно политически репрессированным, но опять же не "за анекдот про Сталина", а за то, что во время войны был полицаем и работал на немцев.

Текст не мой. Расследование проводил товарищ Gardemarin.